29 марта 2021
6
250 лет
РУССКОЙ МУЗЫКИ
Путь русской музыки никогда не был прямым: прорывы в нем соседствовали с тупиками, одни тропы забыты, другие до сих пор популярны. Алексей Мунипов, автор книги «Фермата. Разговоры с композиторами», составил субъективный маршрут по миру достижений, поисков и мечтаний русской музыки.
Мы благодарим звукозаписывающую фирму «Мелодия» за звуковое сопровождение этого материала.
Двигайте бегунок по кругу и останавливайтесь на точках, каждая из которых соответствует знаковому произведению в истории русской музыки.
176617661839
Максим Березовский «Не отвержи мене во время старости»
Текст:Алексей Мунипов
Русская музыка «до Глинки» для современного слушателя по-прежнему терра инкогнита: имена композиторов известны далеко не всем, их сочинения исполняются реже, чем они того заслуживают. Петровские канты и псальмы, партесные концерты, русская барочная опера — все это, по большей части, удел энтузиастов.

«Не отвержи мене во время старости» — одно из немногих сочинений того времени, вошедших в концертную практику. Ее автор — уроженец Черниговщины Максим Березовский, вместе со своим старшим товарищем и земляком Дмитрием Бортнянским составивший славу русской музыки. Мальчиком он перебирается в Москву, становится певцом в придворной капелле будущего императора Петра Третьего, служит придворным камер-музыкантом, рано начинает сочинять — и одно из лучших, самых знаменитых своих произведений создаст в самом начале карьеры. Величайшее в русской музыке сочинение, посвященное старости и борьбе со страхом смерти, сочинил юноша из Малороссии, до старости не доживший.

Премьера состоялась в Янтарной комнате Царскосельского дворца — «концерт, сочиненный музыкантом Березовским» развлек императрицу во время игры в карты. Березовскому в этот момент 21 год. Короткая запись в придворном камер-фурьерском журнале не зафиксировала реакцию слушателей на интересную новинку — сочетание православного партесного пения с западноевропейским «мотетным пассионом». Но Якоб фон Штетлин, один из воспитателей Петра Третьего, живо интересовавшийся современной ему музыкой, особо отмечал в своих записках умение Березовского «счастливо сочетать огненную итальянскую мелодию с нежной греческой». Это сочетание в руках талантливого украинского композитора дает новую русскую музыку.

«Творец певческой симфонии» проживет всего 31 год, успеет стать действительным членом Болонской академии (спустя год после Моцарта) и создаст первую оригинальную оперу, написанную отечественным композитором (правда, на итальянский текст, и поставят ее тоже в Италии). Но уже к XIX веку его сочинения будут интересовать лишь любителей древностей, а большинство так и останется в рукописях.

Зато его биография превратится в миф: вернувшись из Италии, Березовский не сможет примириться с русской реальностью, станет объектом травли, сопьется и покончит с собой. Именно эта история будет вдохновлять поколения сочинителей — ее будут использовать для драм, рассказов, даже опер. В «Ностальгии» Тарковского главный герой отправляется в Италию изучать биографию выдуманного композитора Сосновского — его прототипом и был Березовский. Тонино Гуэрра вспоминал, что история крепостного композитора, блиставшего в Италии, стала отправной точкой для их дискуссий о ностальгии: «русский человек, если он хотел жить за границей, уже тогда должен был порвать с родиной». В реальности Березовский не был крепостным, не так уж прославился за границей, по возвращении имел работу, заказы и жалование, музыковеды сомневаются и в версии про пьянство и самоубийство. Но набор тем и мотивов, заданных его судьбой — отношения с собственной идентичностью, соблазнами эмиграции, родиной, публикой, Европой и алкоголем — будет сопровождать русских композиторов на протяжении всех последующих эпох.


Фотография: Wikimedia Commons
Поделиться
СКОПИРОВАТЬ ССЫЛКУ