15 декабря 2020
3
РУССКИЕ КЛАССИЧЕСКИЕ
СЭМПЛЫ
Как в современной поп-музыке спрятались биты от Чайковского
Текст
        
Aртем Макарский
Иллюстрация
        
Александр Черепанов

Академическая музыка — в том числе и русская — долгое время вдохновляла поп-музыкантов. Сочинения Прокофьева использовали в своей музыке Стинг и Робби Уильямс, Рахманинова — Muse и Селин Дион, Чайковского — Афекс Твин и Pet Shop Boys. И это не считая бесчисленных рэперов, сэмплировавших русскую классику!

В современной русскоязычной музыке есть несколько успешных примеров влияния русских академических композиторов. На примере нескольких случаев заимствования Артем Макарский показал, как контекст оригинального произведения может лучше помочь понять поп-песню хип-хоп-хит.


«Шехеразада» Николая Римского-Корсакова и «Седьмой элемент» Витаса

https://youtu.be/jR_Q7NbLzyU?t=763
Шахерезада. Оркестр Гостелерадио СССР, 1987 год
https://youtu.be/989-7xsRLR4?t=35
Витас, концерт в Олимпийском, 2001 год

Каждая из четырех частей сюиты, вдохновленной «Тысячью и одной ночью», носила собственное название и у них был отдельный сюжет и характер — к тому же Римский-Корсаков нарочно не давал пояснений, к каким конкретно сказкам он отсылал — таким образом, «Шехеразада» представляет собой смесь сразу нескольких сюжетов, рассказанных наложницей царя. Композитор предпочел довести истории до архетипов, классических сюжетов — например, ее вторая часть, «Рассказ царевича-календера», повествовала о странствующем дервише, который после схватки с султаном оказывается на троне. Значение слова «календер» (или «каландар») со временем менялось, но чаще всего так называли странствующего мистика, который был опьянен любовью к Богу и жил в первую очередь на подаяния. Простая и запоминающаяся тема дервиша постоянно возвращалась к слушателю, напоминая о себе — и заставляла воображать главного героя этой части, необычного, но притягательного.

Именно тему дервиша из «Шехеразады», пусть и несколько измененную, напевает в качестве вокализа Витас в ставшей мемом песне «Седьмой элемент». Согласно интерпретации из текста, эта мелодия — песня из мира грез: несложно провести параллель между ней и сказкой, рассказанной царю на ночь. Сценический образ певца, который изображал словно какого-то пришельца, человека не от мира сего, вполне себе мог бы ассоциироваться с календерами — а его растущая на тот момент популярность вторила истории героя Римского-Корсакова.

Петр Ильич Чайковский и «Каста»

https://youtu.be/UtyfxQdTHpA?t=268
«Ромео и Джульетта» Чайковского (1880)
https://youtu.be/5ObxvXa-uVQ?t=171
«Горячее время» «Касты» (2002)

Увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» по мотивам Шекспира не так известна, как одноименный балет Прокофьева, однако по словам музыковеда Людмилы Михеевой, из всех произведений, сразу казавшихся композитору удачными, именно ее Чайковский ценил до конца жизни. Петру Ильичу увертюру предложил написать глава «Могучей кучки» Милий Балакирев — и тот написал ее достаточно быстро, однако дошедшая до нас версия была уже третьей редакцией пьесы. Первая же была написана еще в 1970 году, после чего многократно изменялась под наставлением Балакирева — в первую очередь были изменены начало и концовка, в которой Чайковский сначала планировал включить свою версию похоронного марша. Не следуя сюжету «Ромео и Джульетты», Чайковский скорее передает сам дух трагедии — сначала мы слышим мнимое спокойствие, затем идет тема вражды Монтекки и Капулетти, а потом посреди интриг возникает тема любви.

Самые напряженные фрагменты увертюры, посвященные двум враждующим кланам Флоренции, приглянулись Владиславу Лешкевичу, более известному под псевдонимом Влади, при создании музыки для сольного альбома «Что нам делать в Греции?» Впрочем, в треке «Горячее время», для которого Влади использовал не только Чайковского, но и Аллу Пугачеву, присутствуют все участники его группы «Каста» — вторя Чайковскому, они читают о другом беспокойном времени, конце девяностых.

Модест Мусоргский и «Кровосток»

https://youtu.be/kkC3chi_ysw?t=1408
«Картинки с выставки» Мусоргского (1874)
https://youtu.be/QofVE8xxJUg?t=3
«Думай позитивно» «Кровостока» (2012)

Хотя «Картинки с выставки» посвящены другу композитора, музыкальному критику Владимиру Стасову, вдохновил Мусоргского на цикл другой его товарищ, архитектор и художник Виктор Гартман. После смерти Гартмана все тот же Стасов собрал выставку его работ, в том числе эскизов к балетам и небольших зарисовок — Мусоргский был так впечатлен работами, что написал «Картинки» за три недели. При жизни композитора цикл издан не был: первая редакция сборника вышла под руководством Римского-Корсакова, причем коллега внес существенные изменения в «Картинки», упростив их исполнение. Второе издание вышло благодаря Стасову — тот настоял, чтобы цикл вышел без изменений. Среди картин Гартмана одна впечатлила Мусоргского сильнее других — «Катакомбы», на которых художник изобразил себя самого: композитор использовал этот сюжет, чтобы в двух зарисовках, «Римских катакомбах» и «Cum Mortuis in Lingua Mortua», выразить всю свою скорбь по другу.

«Cum Mortuis in Lingua Mortua» переводится с латыни как «С мертвыми на мертвом языке» — и на первый взгляд может показаться странным, что именно этот отрывок из «Картинок с выставки» был взят битмейкером трио «Кровосток» Фантомасом 2000. Однако неуютные первые аккорды пьесы лишь предвещают мрачную, пессимистичную развязку истории, которую своим фирменным монотонным голосом рассказывает Антон «Шило» Черняк: можно сколь угодно думать позитивно, но необходимо и помнить о смерти.

Арам Хачатурян и Земфира

https://youtu.be/PTYDpMiirRQ?t=7
«Танец с саблями» Хачатуряна (1942)
https://youtu.be/-GKzPYTcvxo?t=146
«Не надо» Земфиры (2012)

Считается, что «Танец с саблями» для балета «Гаянэ» Арам Хачатурян написал за восемь часов — в последний момент его попросили добавить завершающую сцену и он быстро взялся за работу. В итоге основанная на народных армянских танцах мелодия завершала собой историю о том, как колхоз восстанавливается после поджога диверсантами — такая концовка, во-первых, подчеркивала оптимизм, с которым работники вновь принимались за дело, а во-вторых, выводила историю на народный уровень. Однако «Танец» стал еще популярнее не как часть балета, а как самостоятельное произведение, захватывающее и вне контекста.

Точно так же, без какого-либо контекста, эта мелодия — слегка замедленная и сыгранная на гитаре — появляется и в музыке Земфиры для фильма Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты». Это была первая ее работа в качестве создательницы саундтрека — нет ничего удивительного в том, что в процессе она решила нарушить сразу несколько правил: использовала отрывки из собственной песни, перезаписала свою старую композицию, наконец, использовала чужую музыку. Именно в сцене танца ангела смерти Татьяны Неубивко, которую играет сама Рената Литвинова, под конец появляется бодрый и дающий волю чувствам «Танец с саблями» — в этот момент актриса отбрасывает не подключенный микрофон и начинает лихо танцевать при поддержке медсестер на заднем плане.

Игорь Стравинский и «Грибы»

https://youtu.be/U-u33i1M0fI?t=1032
«Жар-птица» Стравинского (1910)
https://youtu.be/pFBUh3hKKDg?t=12
«Велик» «Грибов» (2016)

Напоследок — удивительная история сэмпла, о котором могут не подозревать сами создатели музыки. В 1979 австралийцы создали Fairlight CMI синтезатор, который также был первым цифровым сэмплером — изобретатели добавили в комплект небольшой флоппи-диск с базовыми сэмплами для него, один из которых, «Orch2», особенно полюбился создателям музыки, в первую очередь, хип-хопа. «Orch2», также известный как «Orchestra Hit» или «резкое вступление оркестра», на самом деле был началом «Поганого пляса» из «Жар-птицы» в исполнении лондонского Philharmonia Orchestra под управлением Йозефа Крипса. Вступление к танцу из «Жар-птицы» озадачивает, заставляет включиться в прослушивание — скорее всего, той же резкости и погружения добивались и музыканты восьмидесятых, используя этот звук.

Узнаваемый сэмпл звучит, например, в одном из самых известных треков раннего хип-хопа, «Planet Rock» Африки Бамбааты. Поэтому нет ничего удивительного в том, что киевская группа «Грибы», ориентированная в своей музыке на звук хип-хопа восьмидесятых, использовала в одном из своих хитов, «Велик», тот самый «Orch2». Нельзя сказать наверняка, знал ли об истоках звука продюсер Pahatam, работавший кроме «Грибов» с Иваном Дорном, однако Стравинский будет использован еще одним любителем ретро-звука в русскоязычном хип-хопе: самарский исполнитель MC Сенечка не раз задействует «Orch2» в своей песне «Учитель танцев».

Поделиться
СКОПИРОВАТЬ ССЫЛКУ